Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

promo vallentinn декабрь 23, 2013 20:52 1
Buy for 20 tokens
Ты кто? )

Мадуро объявил о продаже венесуэльской нефти за криптовалюту

В 2020 году венесуэльская нефть будет продаваться за криптовалюту Petro.Об этом заявил президент страны Николас Мадуро, пишет газета El Nacional.

«Мы собираемся продавать венесуэльскую нефть за Petro. Мы уже продаем за него венесуэльские железо и сталь. У нас есть подписанный контракт на продажу нефти, стали, железа, алюминия и части добываемого золота за Petro», — сообщил Мадуро.

Глава государства сказал, что введение операций с криптовалютой стало ответной мерой на экономические санкции США.

Мадуро отметил, что внедрение Petro в повседневный обиход жителей Венесуэлы проходит успешно. Он заявил, что тестовые выплаты пенсионерам и государственным служащим в национальной криптовалюте дали позитивный эффект.

Каракас запустил криптовалюту Petro в феврале 2018 года для преодоления финансовой блокады со стороны Соединенных Штатов. Petro построен на блокчейн-платформе Ethereum. К нему привязана новая валюта Венесуэлы суверенный боливар, который ввели после гиперинфляции прежней валюты — венесуэльского боливара.

С августа 2018 года к курсу криптовалюты были привязаны цены и зарплаты в Венесуэле. Мадуро заявлял, что Petro обеспечена национальными запасами нефти, бензина, золота и алмазов.
Ты кто? )

Чувство справедливости и устойчивое развитие...

Как человек узнаёт, что справедливо, а что нет и чем это определяется? Очевидно, воспитанием и традициями, религией. Как известно, одной из острых проблем нашего общества является недостаток справедливости, ощущаемый его членами. Думаю, что проблема эта тесно связана с советским периодом, когда царила уравниловка, поскольку именно она способствовала выработке такого ощущения справедливости, когда даже сравнительно небольшое по современным меркам неравенство в материальном положении воспринималось как неправильное, вызывало зависть или раздражение. Думаю, именно такое распределение материальных благ в советский период, когда бездельник и неумеха получал немногим меньше труженика и профессионала, пагубно отразилось на экономике СССР и на советском человеке. Такая "справедливость" развращала и расслабляла людей, и до сих пор гирями висит на нашей экономике. Грубо говоря, если начертить шкалу перераспределения материальных благ - от коммунизма ("всем поровну") до "дикого капитализма" - "кто сумел, тот и съел", и поместить на этой шкале зону экономического роста и зону социальной стабильности, то на на пересечении этих зон и будет зона устойчивого роста. Но тут есть маленькая проблема - зона социальной стабильности зависит от чувства справедливости, которое зависит от воспитания. То есть её можно менять, и воспитанное в людях новое чувство справедливости может передвинуть зону социальной стабильности в такую область, которая лежит за пределами зоны экономического роста. Тут важно ещё иметь ввиду, что из-за глобализации экономический рост должен быть такой, чтобы обеспечивать экономике конкурентоспособность на мировом рынке. В результате, когда эти две зоны не пересекаются, мы будем иметь дилемму - или рост, или стабильность. В этом случае властям приходится лавировать. Что сейчас и происходит.
Ты кто? )

Александр Аузан: «Будет Краснобург на Москве-реке, а за Волгой – пустеющая страна»

Декан экономфака МГУ о том, почему Россия выбрала путь госкапитализма и есть ли у нее шанс накачать «экономические мускулы»
«Нужно заниматься развитием новых агломераций, иначе к 2035 году население страны сосредоточится на линии Краснодар — Ростов-на Дону — Москва — Санкт-Петербург», — говорит декан экономического факультета МГУ Александр Аузан. Почему России стоит делать ставку на еще несуществующие услуги и сектора экономики, а хайтек выращивать в оборонке, как НДС вынимает деньги у регионов и МСБ и чем налог на роскошь лучше прогрессивного подоходного налога, экономист рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«Я НАЗЫВАЮ ЭТО «ПРИНЦИПОМ ТРАМВАЙНОГО ВОРА» — СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ КОШЕЛЕК ИСЧЕЗ НЕЗАМЕТНО И НИКТО НЕ СПРАШИВАЛ, ЧТО СТАЛО С ДЕНЬГАМИ»
— Александр Александрович, начнем с такой злободневной темы, как налоги. В интервью Forbes летом 2017-го вы сказали: «Утверждение, что в России мы имеем самую маленькую налоговую нагрузку, — это миф». По вашим расчетам, тогда россияне отдавали государству с рубля 48 копеек. Из чего складывается эта нагрузка, как она изменилась с тех пор и изменится, когда в силу вступит закон о повышении НДС?

— У нас лукавая налоговая система. Во-первых, она состоит главным образом из косвенных налогов. Я называю это «принципом трамвайного вора» — сделать так, чтобы кошелек исчез незаметно и никто не спрашивал, что стало с деньгами. Прямые налоги намного лучше. Минфин как архитектор налоговой системы исходит из подхода: искать не там, где потеряли, а там, где светло. То есть что легче сделать, то и надо делать. Я хочу напомнить, что если вы следите только за минимизацией издержек, то эффективных решений не будет. Самые минимальные издержки будут в том случае, если вообще ничего не делать. Тогда будет очень дешево. Только результата вы никакого не получите. Все-таки эффективность — это соотношение результата с издержками. Результат должен быть! Так вот, все косвенные налоги (акцизы, импортные пошлины) — это все налоги на нашу зарплату. Многие налоги, которые считаются налогами на предпринимателя, фактически являются налогами на работника, потому что социальный налог — это фактически налог на рабочее место. Если вы обратитесь к простому факту, что серая или черная зарплата всегда выше белой потому, что с нее не платится социальный налог, то выясняется, что социальный налог платится со счетов работника. Ну и НДФЛ, налог на доходы физических лиц — агентом ведь выступает предприятие, и, по непонятным для меня причинам, налог зачисляется по месту нахождения агента, а не плательщика налога. Если человек живет в ближайшем Подмосковье, а работает в Москве, то налог с него получит столица, а не область, где он живет.

Collapse )
Ты кто? )

Александр Аузан в программе «Деньги. Прямая линия»



Вообще нельзя сказать, что у нас все институты работают плохо, потому что когда говорят: «Нам нужно совершенствовать институты», я говорю: помните, что институты бывают разной породы? Потому что бывают институты, которые настроены на извлечение ренты. В России великолепно работают институты, которые извлекают монопольную, административную ренту, ренту из минеральных ресурсов. Никаких претензий, я бы сказал, что у них получилось. Плохо работают институты, которые заведуют развитием и тонкими сферами инновационной экономикой, это все напоминает демо-версию.

С чего надо начинать? Вопрос очень существенный, а ответ искали большие умы довольно долго, и выяснилось, что переход на высокую траекторию роста, если сравнивать, как это в свое время делали Англия, Франция, США, начался с решения трех проблем. Первая: элиты должны писать законы для себя и распространять на других, а не писать законы для других, а для себя делать исключения. Вторая: нужно организации делать не для одного отдельного человека, а под задачу, и это относится не только к политическим, но и к бизнесовым организациям, некоммерческим, не побоюсь этого слова, хотя не люблю, гражданским, скажем так. И в-третьих, нужно контролировать насилие коллективно, а не делить, кому какие инструменты: тебе Следственный комитет, мне прокуратура, мне военно-воздушные силы, тебе секретную полицию.
Ты кто? )

Наконец-то мы перестали быть расовой аномалией )



В представленной здесь передаче "Право знать" Александр Аузан, российский экономист, д. э. н., декан экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, заведующий кафедрой прикладной институциональной экономики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, привёл цитату Редъярда Киплинга (8-10):
"Русские думают, что они самая восточная из западных наций, а между тем, они всего-навсего самая западная из восточных".

Точная цитата:
"Let it be clearly understood that the Russian is a delightful person till he tucks his shirt in. As an Oriental he is charming. It is only when he insists upon being treated as the most easterly of Western peoples, instead of the most westerly of Easterns, that he becomes a racial anomaly extremely difficult to handle."
Rudyard Kipling, The Man Who Was

Дословно:
"Пусть будет ясно понято, что русский - восхитительный человек, пока он заправляет свою рубашку в штаны. Как восточный он очарователен. Только когда он настаивает на том, чтобы считаться самым восточным из западных народов, а не самым западным из восточных, он становится расовой аномалией, чрезвычайно трудной в обращении."

Так вот, Александр Аузан в ходе этой передачи сказал, что согласно современным исследованиям, проведённым нашими учёными по методике, разработанной голландским социологом Гертом Хофстеде, наша нация по своим характеристикам находится точно посередине между европейскими и азиатскими. То есть мы с полным правом можем считать себя и европейцами, и азиатами. Наконец-то. А то мы никак не могли разобраться )
Ты кто? )

А.П. Девятов: "Бизнес по-китайски или где и почему китайцы одолевают россиян"

Приходится констатировать, что подавляющее большинство отечественных предпринимателей имеющих бизнес с Китаем, равно как и чиновников, ответственных за торгово-экономические связи с Китаем в Центре и на местах, в своих оценках и решениях, касающихся Китая, находятся в системе координат (стандартах мышления) либо задаваемых Западом, либо подбрасываемых китайцами специально в западном формате. Китайцы же, прикрытые «Великой стеной» иероглифической письменности, связанные сетью родовых и клановых связей и опирающиеся на монолит своей культурной традиции одолевают россиян, находясь в другой системе координат сознания.

Прежде всего, всяк, имеющий дело с китайцами, должен уяснить, что он, скорее всего, думает и поступает по западному, где всё и вся делится на два полюса (необходимое \ случайное; выгода \ убыток; друг \ враг), а перемены возникают в результате линейного противоборства двух сил, где побеждает сильнейшая. Китайцы мыслят также! Но после разделения на два, как правило, ищут третье, тогда как европейцы исключают третье (всё в мире имеет свою противоположность, а третий лишний, третьего не дано).

По-китайски, единое неизменно раздваивается, но перемены следуют через сочетание не двух, а трёх сил. Таков Закон Перемен, которому на Западе не учат.

В бизнесе эта приверженность китайского ума к поиску третьей силы для решения дела в свою пользу выражается в их стремлении, чуть, что не так, действовать через посредника.

С появлением посредника складывается связка из трёх сил, в которой китаец ориентируется «по зову сердца» и «голосу крови» и добивается исключительной эффективности в сфере богатства. Китаец совершенно не похож на еврея и богаты они по-разному: мера в деньгах одинакова, а путь к богатству и смысл быть богатым разные.

Collapse )